>


Предыдущая Главная Следующая

Пріобрѣсти Словарь



Предыдущая Главная Следующая


людей, и мы еще не изучали ихъ психологически“ („Основанія эксперимент. психол.“ проф. Н. Грота, 1896 года, стр. 8). Соглашаясь вполнѣ съ этими словами, мы прибавимъ, что всѣ перечисленные документы, раскрывающіе факты человѣческой душевной жизни, суть въ то же время и прежде всего документы лингвистики, матеріалы для изученія языка человѣка вообще, чрезъ который проявляется духъ и природа человѣческихъ существъ. Потому, ми вводили въ свой словарь слова не только одного, напр., церковно-богослужебнаго языка, что было бы въ высшей степени односторонне (ибо человѣкъ живетъ не однимъ религіознымъ чувствомъ, опредѣляющимъ его отношенія къ Богу, но и всѣми силами и способностями своего духа, ума и воли, опредѣляющими его разнообразныя отношенія къ жизни природы и окружающимъ его людямъ), — но и слова, выражающія разнообразную жизнь человѣка вообще. Этимъ мы даемъ отвѣтъ тѣмъ критнкамъ, которые могутъ насъ упрекать за разнообразіе словъ, внесенныхъ нами въ словарь и касающихся всѣхъ вышеперечисленныхъ сторонъ жизни и дѣятельности во всемірной исторіи человѣческаго духа.

Но составить самий полный и вмѣстѣ подробный церковно-славянскій словарь 1), поставить въ органическую связь весь лексическій запасъ церковно-славянскихъ словъ новаго періода съ словами древне-русскими и древне-славянскими, какъ родственными нарѣчіями одного и того же славянскаго языка, (безъ чего нашъ трудъ не имѣлъ бы научнаго обоснованія и не достигалъ бы своей цѣли, такъ какъ памятники нашей древней письменности написаны частію на древне-русскомъ нарѣчіи, частію на древне-славянскомъ, а частію, уже позднѣйшія по времени, на церковно-славянскомъ языкѣ новаго періода), было одною лишь стороною дѣла. Другая заключалась въ томъ, чтобы составленный словарь отвѣчалъ бы какъ современнымъ требованіямъ филологіи вообще, такъ и сравнительной лингвистики и славянской палеонтологіи, археологіи, славянской миѳологіи, исторіи, библейской эгзегетики, свящ. географіи, метрологіи и т. п. областямъ знаній въ частности. Для достиженія этой широко намѣченной цѣли мы должны были въ продолженіе многихъ лѣтъ, во 1-хъ, отмѣчать на особня карточки всѣ требующіе объясненія (понятныхъ словъ древне-славянскихъ, древне-русскихъ и ново-славянскихъ мы вовсе не отмѣчали, а если вносили нѣкоторыя изъ нихъ, то потому, что они имѣли особенное значеніе) слова и обороты рѣчи во всѣхъ современныхъ церковно-богослужебныхъ и старинныхъ книгахъ, многихъ рукописяхъ, лѣтописяхъ и другихъ наиболѣе важныхъ памятникахъ церковно-славянскаго и древне-русскаго языка; во 2-хъ, пріискивать къ нимъ соотвѣтствующее значеніе; въ 3-хъ, давать найденннмъ формамъ языка надлежащее филологичєское объясненіе. Для достиженія этой цѣли мы должны были ознакомиться со всѣми филологическими трудами по древне-русскому и церковно-славянскому языку (Памвы Берынды, протоіер. Алексѣева, Срезневскаго, Дювернуа, Востокова, В. Даля, Миклошича, Грота, Буслаева, Будиловича, Ягича, прот. А. Горскаго, К. Невоструева, проф. А. Соболевскаго, Микуцкаго, А. Гильфердинга, А. Хомякова, „Матеріалами для сравнительнаго словаря и грамматики“, изд. 2-ымъ отдѣленіемъ Академій наукъ, Гильтебрандта и т. под. трудами по древней русской и церковно-славянской лексикологіи и филологіи вообще), — ознакомиться съ лучшими трудами по славянской палеонтологіи, сравнительной лингвистикѣ, археологіи, древне-русскому законовѣдѣнію, исторіи, библейской эгзегетикѣ и т. п. смежнымъ областямъ языкознанія въ частности 1).




1) Полнѣе существующихъ церковно-славянскяхъ словарей: прот. Алексѣева, Гильтебрандта, Востокова и изд. 2 отд. Ак. наукъ, который, при количествееной полнотѣ словъ, не можетъ быть названъ полнымъ въ смыслѣ качественнаго ихъ объясненія.

1) Мы должны были изучать труды: 1) филологовъ: Миклошича, Боппа, Курціуса, Востокова, Микуцкаго, А. Хомякова, Гильфердиига, Буслаева, Шерцеля, Срезневскаго, Шимкевича, прот. Павскаго, прот. А. Горскаго и К. Невоструева (Описаніе слав, рукописей Синодалъной библіиотеки), Колосова, кн. Оболенскаго, Аѳанасьева (автора „Поэтич. воззрѣній славянъ на природу“), А. Будиловича, Брандта, проф. М, Д. Ак. Г. А. Воскресенскаго, Е. Барсова, Лавровскаго, Ягича, О. Миллера, Потебня, А. Соболевскаго, Богородицкаго и мн. др.; 2) эгзегетическіе труды по св. писанію богослововъ-эгзегетовъ: митр. Филарета, преосвящ. Ѳеофана тамбовск., проф. Спб. Д. Академіи Якнмова, Троицкаго и профессоровъ М. Д. академіи: И. Н. Корсунскаго, М. Д. Муретова и нѣкотор. другихъ; 3) историковъ: Татищева, Карамзина, Соловьева, Снегирева, Устря-

>