>
Полный Церковнославянский словарь Дьяченко





Новая книга.



Священникъ Г. Дьяченко.Полный церковно-славянскій словарь (со внесеніемъ въ него важнѣйшихъ древне-русскихъ словъ и выраженій). Пособіе: 1) для преподавателей русскаго и церковно-славянскаго языка въ низшихъ и среднихъ учебныхъ заведеніяхъ; 2) для занимающихся изученіемъ русскихъ древностей, филологическими розысканіями въ области исторіи и этимологіи родного языка и т. п. работами; 3) для пастырей церкви, какъ совершителей богослужеиія, законоучителей, проповѣдниковъ и миссіонеровъ и 4) для всѣхъ, желающихъ стать въ соэнательно разумныя отношенія какъ къ языку матери-церкви, такъ и къ родному слову въ его современномъ состояніи и историческихъ судьбахъ. Москва, 1900 года, ХХХѴІІІ+1120 стр. Цѣна 3 р. 50 коп. безъ пересылки и 4 р. 25 к. съ пересылкой. Складъ изданія у книгопродавца А. Д. Ступина.

О настоящемъ трудѣ о. Дьяченко должно сказать то же, что неоднократно уже высказывалось на страницахъ «Церковныхъ Вѣдомостей» о прежнихъ его изданіяхъ — проповѣдническихъ и истолковательныхъ. Трудъ несамостоятельный, но составленный съ весьма опредѣленными практическими цѣлями, соображенный съ нуждами времени и съ этой стороны несомнѣнно полезный. При составленіи его, о. Дьяченко ставилъ себѣ слѣдующія задачи: во-первыхъ, онъ желалъ дать въ немъ руководство къ чтенію и разумѣнію славянскаго текста книгъ священнаго писанія, чрезъ изъясненіе малопонятныхъ библейскихъ словъ и реченій; — во-вторыхъ, руководство къ пониманію языка книгъ церковно-богослужебныхъ, церковно-практическихъ (кормчая, номоканонъ и пр.) и церковно-назидательныхъ (прологи, патерики, четьи-минеи, сборники святоотеческихъ поученій и др.); въ третьихъ, наконецъ, имѣлось въ виду дать возможность всѣмъ, занимающимся русской исторіей и археологіей, вообще русскими древностями, славяно-русской филологіей, читать, при помощи словаря, литературные памятники нашей родной старины во всемъ ихъ объемѣ, древне-славянскіе и древне-русскіе. «Объяснить— пишетъ составитель—всѣ непонятные церковно-славянскіе слова и обороты рѣчи, находящіеся въ священно-библейскихъ и церковно-богослужебныхъ книгахъ всего годичнаго круга, всѣ таковыя слова въ прочихъ церковно-славянскихъ книгахъ на протяженіи отъ X до ХѴIIІ вѣковъ, затѣмъ объяснить наиболѣе темные н наиболѣе важные древне-русскіе слова и обороты, встрѣчающіеся во всѣхъ важнѣйшихъ древнихъ памятникахъ духовной и свѣтской письменности — было нашимъ главнымъ дѣломъ при составленіи настоящаго полнаго церковно-славянскаго и отчасти древне-русскаго словаря» (с. ХѴПІ). Такимъ образомъ, «словарь» о. Дьяченко долженъ былъ обнять собой весь литературный языкъ письменныхъ памятниковъ начаіьной и до-Петровской Руси, а потому, естественно, въ него вошли не только слова новаго славянскаго языка (языка современныхъ библейскихъ и церковно-богослужебныхъ книгъ), но и слова древне-славянскія (напр., языкъ Остромирова евангелія) и слова древне-русскаго литературнаго языка. Послѣднія слова внесены въ словарь въ сравнительно меньшемъ количествѣ, но все же настолько значительномъ, что, по убѣжденію составителя, съ его словаремъ въ рукахъ «безъ затрудненій могутъ быть прочитаны всѣ древне-русскія лѣтописи, въ которыхъ употребляется древне-русскій языкъ, прозаическія и поэтическія произведенія (напримѣръ, слово о полку Игоревѣ), былины, сказки, пословицы, произведенія древней письменности, какъ переводныя, такъ и самобытныя, граматы, договоры, судныя граматы (напримѣръ, Псковскія и Новгородскія), законодательные памятники (напримѣръ, «Русская правда») и др. литературныя произведенія древней до-Петровской Руси». Свою задачу, до крайности широкую, составитель усложнилъ еще поставленнымъ имъ требованіемъ достигнуть возможно большей количественной полноты словъ, вносимыхъ въ словарь. На первомъ планѣ стояла забота о томъ, чтобы словарь былъ если не совершенно полнымъ, то, по крайней мѣрѣ, полнѣе каждаго въ отдѣльности изъ существующихъ словарей церковно-славянскаго и древне-русскаго языка. Для этой цѣли и внесено въ словарь до 30,000 словъ (по исчисленію составителя).

Намѣченный планъ словаря о. Дьяченко выполнилъ при посредствѣ пріемовъ, усвоенныхъ имъ въ прежнихъ его изданіяхъ: онъ выбиралъ изъ разнаго рода филологическихъ работъ, матеріаловъ для изученія славянскаго и русскаго языка, и болѣе всего изъ существующихъ уже словарей казавшіяся ему болѣе цѣнными объясненія словъ, сличалъ разныя толкованія ихъ, иногда соединялъ вмѣстѣ по нѣскольку объясненій и такимъ образомъ свелъ въ своей книгѣ труды многихъ авторовъ. Напрасно только о. Дьяченко не вездѣ обозначилъ источники, откуда заимствовался имъ словарный матеріалъ; по крайней мѣрѣ, тогда всякій разъ видно было бы, какой авторитетъ скрывается за объясненіемъ того или другого слова и какую можно усвоять ему цѣнность. Словарь, какъ справочная книга, отъ этого только бы выигралъ. Кромѣ печатнаго матеріала, введеннаго въ той или другой обработкѣ въ «словарь» о. Дьяченко, въ него вошли и нѣкоторые рукописные матеріалы. Составитель воспользовался вь нѣкоторой степени рукописнымъ словаремъ къ библейскимъ и къ церковно-богослужебнымъ книгамъ нзвѣстнаго ученаго К. Невоструева (словарь этоть хранится въ Московской епархіальной библіотекѣ). О. Дьяченко удалось разобрать въ названномъ словарѣ, пришедшемъ уже въ крайнюю ветхость, нѣсколько сотъ словъ, которыя и вошли въ «полный словарь» съ надлежащими каждый разъ ссылками на трудъ Невоструева.

Хотя о. Дьяченко ограничилъ свою задачу лишь сводомъ готовыхъ данныхъ, представляемыхъ существующей литературой предмета, тѣмъ не менѣе имъ положено много кропотливаго и во всякомъ случаѣ не механическаго только труда при выборѣ, сличеніи и обработкѣ словарнаго матеріала. Трудно, конечно, прослѣдить, дѣйствительно ли въ словарь вошли лучшія и болѣе установленныя уже данныя славяно-русской филологіи.

Составитель даетъ своей книгѣ самое широкое назначеніе. Такъ, прежде всего, она должна служить справочной книгой для пастырей церкви, какъ священно-служителей, проповѣдниковъ, миссіонеровъ, законоучителей, на всѣ тѣ случаи, когда понадобится какая-либо справка по церковно-славянскому языку. Затѣмъ «словарь» назначается для школъ низшихъ и среднихъ, въ особенности какъ пособіе для учителей русскаго и церковно-славянскаго языка, — далѣе, для занимающихся славяно-русской филологіей, русской исторіей и археологіей, вообще древностями и принужденныхъ обращаться къ памятникамъ древне-русской письменности, и, наконецъ, для всѣхъ, «желающихъ, по выраженію составителя, стать въ сознательно-разумныя отношенія къ священному языку церкви и дорожащихъ развитіемъ самобытной жизни русскаго народа». «Мы думаемъ — пишетъ о. Дьяченко, — что нашъ полный (справочный и объяснительный) церковно-славянскій словарь необходимъ для всякой церкви, для всякой приходской библіотеки, для священника и церковно-служителя, для низшей и средней школы—безразлично духовной и свѣтской, для семьи и народа, для всякаго православнаго христіанина, не только владѣющаго простою грамотностью и любящаго читать богослужебныя книги, но и всякаго, получившаго достаточное образованіе» (стр. XXѴII). Не вдаваясь въ разсужденія о томъ, дѣйствительно ли такъ необходима книга о. Дьяченко, какъ онъ самъ о ней думаетъ, еще разъ повторяем, что книга его во всякомъ случаѣ полезна, въ особенности для священниковъ, поставленныхъ въ непосредственныя отношенія къ славянскому языку и призванныхъ научать или, но крайней мѣрѣ, разъяснять его своимъ пасомымъ. Разумѣется, «словарь» о. Дьяченко можеть быть не безполезен и въ школахъ, и вообще при занятіяхъ памятниками церковно-славянскими и древне-русскимі, поскольку онъ представляетъ сводъ данныхъ по славяно-русскому языковѣдѣнію. Удобство его въ томъ, что онъ можетъ замѣнять нѣсколько словарей къ отдѣльнымъ памятникамъ письменности и къ цѣлымъ ихъ группамъ, въ особенности, если кто не располагаетъ такими словарями для своихъ занятій. Но жаль, что по цѣнѣ своей книга далеко не всѣмъ доступна. Объемъ книги, и безъ того очень большой, составитель увеличилъ еще «дополненіемъ», въ которомъ во второй разъ объясняетъ многія слова, уже объясненныя въ словарѣ, да кромѣ того — слова пропущенныя. Появленіе «дополненія» въ словарѣ о. Дьяченко объясняетъ «независящими обстоятельствами» и обѣщаетъ упразднніть «дополненіе» при слѣдующемъ изданій, котораго ему и пожелаемъ.

А. В. // Прибавленія къ Церковнымъ Вҍдомостямъ. — 1899. — № 47. — С. 1956—1958. // Оригиналъ въ pdf



>